Траурный день - лучший для самопиара. Источник: http://belapan.com/

Данила Титоренко: Траурный день — лучший для самопиара

Трагическое событие

Вчера, 26 апреля отмечалась 30-ая годовщина Чернобыльской катастрофы. В этот день, в 1986 году,  на четвёртом, недавно построенном,  энергоблоке произошел взрыв. Случилась крупнейшая техногенная и экологическая катастрофа XX-го века.

Особенно сильно пострадали территории современной Белоруссии, России и Украины. Целые области были охвачены массовой эвакуацией населения. Без жителей остались сотни сёл, деревень, городов. Практически сразу же к продолжающему извергать радиоактивные элементы энергоблоку направили сотрудников министерства чрезвычайных ситуаций, задачей которых была ликвидация этой катастрофы. Ликвидаторы, как впоследствии их стали называть, самоотверженно принимали на себя смертельные дозы радиации, пытаясь сократить заражение. Эти люди – герои, отдавшие своё здоровье, свои жизни, ради жизней и здоровья других.

Прошло 30 лет. Последствия ошибки, совершённой тогда, до сих пор сказываются как на людях, так и на наших землях. До сих пор многие сёла Гомельщины и Могилёвщины стоят пустыми. Над каждым белорусом веет угроза йододефицита, у нас большой процент онкологических больных. Но, благодаря ликвидаторам и нашим медикам, наша земля всё ещё рожает новый урожай, наши матери рожают новые поколения здоровых детей, которые будут жить лучше нас.

Акция самопиара

Начиная с 1989-го года в Белоруссии проходят акции «Чарнобыльскi шлях», приуроченные к этой катастрофе. Но, как говорится, благими намерениями вымощена дорога в ад. Из мирной, призывающей почтить память жертв, демонстрации, «Чарнобыльскi шлях» давно превратился в площадку для саморекламы представителей белорусской оппозиции.

Обстановка у кинотеатра «Октябрь», откуда началось шествие, ничуть не напоминала траурную: собравшийся люд махал флагами, орал лозунги и «кричалки», пахло алкоголем. У самого кинотеатра люди, одетые в костюм Смерти:

и нечто, изображавшее радиацию, пели частушки. Попрошайки с коробками, в которые предлагалось положить денег на строительство памятника белорусскому бойцу Алесю Черкашину, были даже назойливы. Кстати, их “герой” под позывным “Тарас” служил в составе украинского корпуса правого сектора.

Рядом тёрлись люди с плакатами, где в профиль (потому что в фас показывать стыдно) был изображён Эдуард Пальчис – хозяин крайне русофобского сайта 1863х, который уехал из родной Лиды в… Россию, на заработки.

Атмосфера была напряжённой. Нередко среди кучковавшихся демонстрантов вспыхивали споры. Забавно было наблюдать, как один оппозиционер, писатель Кастусь Травень доказывал другим, окружившим его полукругом, что только свержение власти способно, по его мнению, «спасти Беларусь». Спор вёлся на повышенных тонах, его участники не смущались даже переходить на личности.

Вскоре толпа подошла ко входу в метро. Манифестанты начали выкрикивать стандартные лозунги: «Жыве Беларусь!», «Слава Украине» и  «Героям слава!». Монотонность разбавлял новый, доселе не слышанный: «Астравец – другi Чарнобыль!». 30-ая годовщина Чернобыльской катастрофы? Хаха, о чем вы?

Среди  демонстрантов было много представителей анархистов, в том числе и из Пошуга (мы про него уже писали тут). Чьих героев славили на площади у кинотеатра “Октябрь” в Минске осталось загадкой…

Общее настроение митинга было эмоциональным. На плакатах, которые развернули участники, были следующие требования: прекратить строительство АЭС в Беларуси, избавиться от российского влияния и зависимости. При этом люди, державшие эти плакаты, держали и флаги Евросоюза.

Возможно, они не знают, что в Великобритании, например, строят новые АЭС,  в Польше строят целых две, в Литве после закрытия Игналинской хотят построить новую, Висагинскую АЭС. Да и в Чехии собираются соорудить два новых реактора.

Интересные участники

На мероприятии отметились также репортёры «БелСАТ» (базируется в Польше, создан на основании договора МИД Польши и TVP) и «Радыё Свабода» (финансируется США, располагаются в Чехии) , известные своей «объективностью» и «честностью».

Вообще, среди демонстрантов было множество интересных личностей. Взять хотя бы этого юношу (парень в немецкой военной кепке) и молодого мужчину (в полувоенной тёмно-зелёной форме). Достаточно внимательно присмотреться, а потом сходить в Музей ВОВ в Минске, в раздел «Оккупация Беларуси», и посмотреть на униформу полицая. Сходство головных уборов очевидно.

Поход начался

Наконец, около 18:30, шествие построилось и двинулось вперёд. По пути – от «Октября» до Храма Иконы Божией Матери Взыскание Погибших через улицу Сурганова – демонстранты жгли фаеры, а потом чихали от ими же напущенного дыма. Во главе постепенно растягивающейся колонны шли организаторы, а также униатский священник. Рядом с ними несли достижение авангардного искусства – икону с символами ядерной энергии.

Конечная точка была выбрана по весьма странной логике: храм, куда следовало это шествие, был православной епархии Московского Патриархата, доминирующего в Беларуси. Что собрался там делать униатский священник – очередной открытый вопрос.

Впрочем, нельзя не отметить и положительные стороны именно этого  мероприятия. Например, демонстранты вели себя весьма дисциплинированно, не нарушали правил дорожного движения и послушно останавливались перед каждым светофором. Такой прогресс даёт надежду, потому как до этого оппозиционеры не утруждали себя соблюдением норм и правил поведения на улице.

Шествие двигалось неторопливо (в основном из-за светофоров), но не величаво. Колонна постепенно растягивалась, организаторам, подобно взмыленным лошадям, приходилось несколько раз останавливать ушедших вперёд и подгонять отставших. Но их усилия мало помогли митингу. Если у «Октября» и до середины улицы Сурганова шло где-то человек 200, то у самого пропускного пункта, где дежурили ОМОНовцы, демонстрация сократилась до 50 человек.

Finita la позор

Пропускной пункт был организован на славу: взвод ОМОНа чинно предлагал каждому желающему попасть в парк, где установлен монумент, пройти осмотр на наличие запрещённых предметов. На этом участке все шествие встало. Желающих пройти доскональный осмотр было мало. Так что к самому памятнику прошли, что не удивительно, только организаторы демонстрации – всего дюжина человек.

У самого памятника, при взгляде на который захватывало дух, всё пространство было занято цветами и венками. Это были цветы от простого народа, который действительно пришёл почтить память жертв катастрофы и героев-ликвидаторов. Едва ли у десятой части демонстрантов в руках были цветы, всё больше флаги и плакаты. Вероятно, именно это, а также речёвки и лозунги они хотели преподнести монументу памяти и скорби.

На венках были перевязаны вместе белорусский и русский флаги, причём венков было великое множество. В таком соседстве даже самые стойкие борцы с режимом чувствовали себя неуютно. Положив несколько букетов определённой цветовой гаммы у монумента, они постояли минут пять, да и повернули назад, к стремительно тающей толпе.

Пользуясь тем, что у них остались их законные 30 минут, они попытались устроить свою церемонию у пропускного пункта. В сочетании с постоянно уходящими участниками, церемония действительно вышла траурной. К 21:00 у пропускного пункта остались лишь сотрудники ОМОНа, стойко и до конца выполняющие свой профессиональный долг.

Затишье во время и после «бури»

Возвращаясь к метро на 33 троллейбусе, я не мог не отметить, как спокоен вечерний Минск. Казалось, что полчаса назад тут не было шумной громкой и весёлой демонстрации, посвящённой Чернобыльской катастрофе. Но это только казалось. Акция самопиара удалась. Акция памяти и скорби – даже не начиналась.

Об авторе: Данила Титоренко

Данила Титоренко